27 октября, 2021

О военном бунте в Златоусте

Военный бунт, вспыхнувший в Златоусте ночью 14 июля 1906 года едва не привел к трагическим последствиям.

Время было тревожное. Еще были в памяти революционные события 1905 года. Солдаты были недовольны затянувшейся демобилизацией с Русско-Японской войны, они стремились домой. В солдатскую среду проникали революционно настроенные агитаторы из рабочих. Чувствовался упадок дисциплины.

В ночь на 14 июля солдаты Мокшанского полка, по причине плохого питания и обмундирования, вышли из повиновения офицерам, они сняли караулы, выпустили с гауптвахты арестованных, разобрали винтовки и патроны. Всю ночь шла стрельба в воздух. Немногочисленная полиция не рискнула вмешиваться и попряталась.

Из Челябинска телеграммой был срочно вызван временно командующим 54-й пехотной резервной бригадой полковник Гришкевич-Трохимовский.

По его прибытию в Златоуст, на военном совете командиры местных частей гарнизона планировали подавить бунт с помощью оружия. Гришкевич-Трохимовский не согласился с таким решением. Он сказал, что не позволит никому стрелять в своих солдат и что один намерен говорить с ними и водворить порядок, не прибегая к вооруженной силе.

Затем вместе со своим сыном Евстафием — студентом физико-математического факультета Императорского Киевского университета, он направился в расположение полка.

Полковник Гришкевич-Трохимовский обратился к солдатам:

— Я пришел сюда, чтобы поговорить с вами, солдатами моего полка. Убить меня вы успеете и это легко. Вы хорошо знаете, что я не ношу в кобуре револьвера, а своей шашки я никогда не точил, хотя две войны ее проносил. Впрочем, — смерти я не боюсь, но требую, чтобы вы выслушали меня и внимательно.

Знайте же, что я, как старший и как начальник гарнизона, заявил, что никому не позволю стрелять по моим солдатам и что сам пойду к вам, чтобы поговорить с вами по душам. И я вижу теперь, что не ошибся и поступил правильно, отказавшись от применения против вас вооруженной силы .Я уверен, что мои солдаты меня послушают, я же постараюсь не дать вас в обиду.

Когда порядок был наведен, полковник отправил телеграмму военному министру, в которой говорилось:

» Имею честь донести Вашему Высокопревосходительству, что 14 июля вечером, во время моего служебного отсутствия, в 214-м пехотном резервном полку вспыхнули беспорядки… В результате моего единоличного вмешательства беспорядки не приняли угрожающих размеров, и полный порядок был водворен к полудню следующего дня самими солдатами полка. От применения вооруженной силы к подавлению беспорядков я отказался. Человеческих жертв не было»

.

Полковник Гришкевич-Трохимовский сдержал обещание, данное солдатам. Лишь несколько человек из всего полка были преданы суду и приговорены к тюремному заключению.

Через некоторое время в приказе по корпусу было объявлено следующее:

«По докладу Военного Министра Государю Императору о беспорядках в 214-м пехотном резервном полку — Государь Император соблаговолил положить следующую резолюцию: «Прочел с удовлетворением. Полковнику Гришкевичу-Трохимовскому выражаю нашу Монаршую благодарность!».

По материалам С.Ю. Волокитина