15 января, 2021

Левитан в Кусе

Этот уникальный Голос помнит любой, кто видел хотя бы один фильм о войне, где он прозвучал, и не забудет его никогда!

В Кусу Юрий Борисович Левитан, знаменитый диктор центрального Всероссийского радио и телевидения, приезжал после войны. Встреча с многочисленными почитателями состоялась в клубе. На сцену вышел человек среднего роста, с застенчивой улыбкой. Он рассказал о своём детстве. Как обладая громовым голосом, часто зазывал домой своих заигравшихся и разбежавшихся по округе друзей. Как по окончании школы, несмотря на огромный конкурс, поступил учиться на диктора радио.

Выступая у микрофона, ему приходилось оглашать по радио самые важные и ответственные сообщения. Нужно было правильно и чётко произносить имена глав государств, делегаций, материалы съездов, конференций, форумов и другие важные государственные материалы. Работа была очень ответственной. От постоянного волнения дикторы порой ошибались. Левитан юмором рассказал, как однажды объявил: «А сейчас Козловский испортит ещё одну арию или Лемешев исполнит песню «Я на кумушке сидел».

С не меньшим юмором рассказал о том, как однажды растерялся, потому что в слове «кобылица» не знал, куда поставить ударение. Сначала он поставил ударение на «Ы», — получилось «кобЫлица». Когда это слово появилось вторично, он, неожиданно для себя, выделил «И», поняв, что где-то совершил ошибку — получилось «кобылИца». Продолжил читать текст, задумался: «А как же правильно?» И тут видит это слово в третий раз, а ответа ещё не нашёл. Но всё-таки удачно вышел из положения – прочитал «кобыла с жеребёнком».

По радио часто передавали спектакли в ролях и как-то, в одном из спектаклей важно было, чтобы слышался шум дождя или ливня. Вышли из этой ситуации довольно остроумно. В решето насыпали горох и трясли его. Получилось очень и очень реально.

Важнейшим эпизодом его карьеры было объявление в первый день войны, 22 июня 1941 года. В обычные дни, времени на репетицию не давали, а в этот день к нему боялись подойти и, вдруг, после очередного чтения одна из работниц редакции заплакала, да и остальные начали тереть глаза. Вот тогда ответственный и приказал пустить в эфир, тогда и прозвучало: «Говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза! Экстренное сообщение!».

Юрий Борисович прочитал со сцены клуба первое объявление о войне, и оно прозвучало так искренне, чётко и естественно, что всех охватила дрожь, а одна женщина неожиданно громко заплакала с причитаниями: «Ой, батюшки! Опять война!». Женщину с трудом успокоили.

В годы войны миллионы советских граждан застывали у радиоприёмников. Мощный голос Левитана сообщал народу жестокую правду ежедневно. Перечислялись оставленные города и сёла, где и с каким успехом идут ожесточённые бои, где и какие потери несёт наша армия. Как говорил сам Левитан, особенно он нервничал и не мог найти себе места в ожидании новых известий, когда начались наступательные операции: « Я не мог сидеть, не мог стоять, бегал у микрофона, и порой такое повторял по нескольку раз».

По окончании встречи народ высыпал на улицу, но никто не уходил. Люди стояли стеной, желая поближе рассмотреть дорогого, знаменитого человека. А Юрий Борисович Левитан, со скромной улыбкой медленно, через толпу пробирался к машине.

По материалам Кусинского краеведческого музея.